Словари ↓

Валидность конструктная

Валидность конструктная — один из основных типов валидности, отражающий степень репрезентации исследуемого психологического конструкта в результатах теста. В качестве конструкта могут выступать практический или вербальный интеллект, эмоциональная неустойчивость, интроверсия, понимание речи, переключаемость внимания и т. д. Иначе говоря, В. к. определяет область теоретической структуры психологических явлений, измеряемых тестом.

Поскольку проявления таких конструктов, как, напр., интеллект в деятельности человека многообразны и неоднозначны с т. з. их выделения, процедура установления В. к. по сравнению с валидностью критериальной или валидностью содержательной сложна.

При объяснении связи полученных тестовых результатов с теоретическим конструктом необходимо постепенное накопление разнообразной информации о динамике развития измеряемого свойства, а также о его взаимодействии с другими психическими явлениями.

Среди конкретных методов характеристики В. к. в первую очередь необходимо назвать сопоставление исследуемого на предмет В. к. теста с другими методиками, конструктное содержание которых известно. Наличие корреляции между новым и аналогичным по конструкту тестом указывает на то, что разрабатываемый тест «измеряет примерно ту же сферу поведения, способность, личностное качество, что и эталонная методика. Такая процедура валидизации напоминает определение критериальной валидности в том смысле, что эталонный тест, валидность которого определена, выступает в качестве независимого критерия.

Следует, однако, заметить, что, в отличие от критериальной валидизации, при анализе В. к. не требуется высокой степени связи результатов двух тестов. Если окажется, что новый и эталонный тесты практически идентичны по содержанию и результатам и разрабатываемая методика не обладает преимуществами краткости или легкости применения, это означает лишь дублирование теста, оправданное только с т. з. создания параллельной формы теста. Смысл процедуры В. к. состоит в установлении одновременно как сходства, так и различия психологических феноменов, измеряемых новым тестом по сравнению с известным.

При анализе В. к. методики обычно формулируют ряд гипотез о том, как будет коррелировать разрабатываемый тест с широким кругом других тестов, направленных на конструкты, находящиеся в теоретически известной или предполагаемой связи с исследуемыми. При этом В. к. характеризуется не только связями проверяемого теста с близкородственными показателями, но и с теми, где, исходя из гипотезы, значимых связей наблюдаться не должно. Эти подходы определяются как конвергентная (проверка степени близости прямой или обратной связи) и дискриминантная (установление отсутствия связи) валидизации. Подтверждение совокупности теоретически ожидаемых связей составляет важный круг сведений В. к. В англоязычной психодиагностике такое операциональное определение В. к. обозначается как «предполагаемая валидность» (assumed validity).

Прямое отношение к характеристике В. к. имеет факторный анализ, позволяющий строго статистически проанализировать структуру связей показателей исследуемого теста с другими известными и латентными факторами, выявить общие и специфические для группы сопоставляемых тестов факторы, степень их представленное™ в результатах, т. е. определить факторный состав и факторные нагрузки результата теста. Исключительная важность такой процедуры является основанием для выделения ее в особый вид В. к. — факторную валидность.

Важным аспектом В. к. является внутренняя согласованность, отражающая то, насколько определенные пункты (задания, вопросы), составляющие материал теста, подчинены основному направлению теста как целого, ориентированы на изучение одних и тех же конструктов. Анализ внутренней согласованности осуществляется путем коррелирования ответов на каждое задание с общим результатом теста. Следует отметить, что критерий внутренней согласованности указывает лишь на меру связи всего содержания теста с измеряемым конструктом, давая лишь косвенную информацию о природе измеряемого свойства.

При определении В. к. важное место принадлежит изучению динамики измеряемого конструкта. При этом мы можем опираться на гипотезы о его возрастном развитии, влиянии тренировок, обучения, освоения профессии и т. д. Одним из таких подходов является применение критерия возрастной дифференциации (см. Валидность по возрастной дифференциации), что предусматривает согласование результатов теста с ожидаемыми изменениями, которые претерпевает изучаемое психическое свойство в возрастной динамике при переходе на новый этап развития. Этот метод В. к. особенно важен для валидизации тестов интеллекта, достижений в обучении.

В комплекс сведений о В. к. методики входят также данные, относящиеся к сфере критериальной и содержательной валидности. Так, критерии, используемые при валидизации, несут информацию, позволяющую раскрыть область поведения, качества, представленные в тесте в виде конструкта. Для характеристики В. к. необходимы связь с практическими формами деятельности, достоверность прогноза реального поведения. Однако В. к. является качественно более высоким и комплексным уровнем описания теста, характеризуя область измеряемого поведения в широких психологических понятиях. Благодаря данным В. к. мы можем с психологических позиций закономерно объяснить результаты теста и их дисперсию, обосновать диагноз, введя измеряемое свойство в систему психологических категорий, прогнозировать поведение в более широких пределах, чем это задается областью деятельности, для которой определялась содержательная валидность.

В качестве примера, иллюстрирующего необходимость глубокого анализа теоретического конструкта, лежащего в основе конкретной методики, для правильного применения теста и интерпретации его результатов, можно привести сопоставление двух популярных опросников личностных «Проявления тревожности» шкалы (MAS) и варианта Айзенка личностных опросников EPI. Корреляционные исследования показывают, что шкала «тревожности» MAS положительно коррелирует со шкалой «нейротизма» и отрицательно — со шкалой «экстраверсии» EPI. С т. з. концепции Айзенка, эти данные можно рассматривать как свидетельство низкой валидности шкалы MAS: «тревожность» коррелирует не только с релевантным фактором «нейротизм», но и с иррелевантным фактором «интроверсия». С этой т. з. MAS оказывается просто нечувствительным к особой разновидности «нейротизма» — нейротизму (тревожности) экстравертов: из перечня пунктов MAS исключены высказывания, в которых могла бы проявиться тревожность экстраверта. Однако с теоретических позиций К. Спенса и Дж. Тейлор, эта ситуация вполне закономерна, желательна и никак не является артефактом — следствием дефекта данного диагностического средства. Согласно К. Спенсу, пытавшемуся переносить на человеческое поведение теорию научения Халла, MAS измеряет общий уровень драйва — неспециализированного побуждения, которое как раз достигает максимума при сочетании нейротизма (специфическая активация, по Айзенку) и интроверсии (неспецифическая активация) (Практикум по психодиагностике, 1984). Таким образом, названия тестов не всегда однозначно выражают понятия об измеряемом свойстве. В данном примере особенно подчеркивается роль психологической теории, лежащей в основе методики для раскрытия содержания показателей, получаемых с ее помощью.

Похожие материалы в разделе Словари:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *