Не всегда развестись было легко, и раньше это останавливало супругов, хотя и не улучшало климат в семье. Теперь же возможность развода нередко является способом манипулирования, давления супругов друг на друга, методом достижения желаемого результата. Очень часто супруги грозят друг другу разводом, совершенно не имея в виду такого намерения, причем «пугают» этим друг друга в присутствии детей, что уж совершенно недопустимо.

Подобное поведение напоминает по своему эффекту известную сказку Л. Толстого о мальчике-пастухе, который развлекался, созывая односельчан криком «Волки!». Вспомним, что когда действительно пришли волки, соседи, привыкшие к «ложным тревогам», уже не поверили мальчику. Подобное часто происходит и в семейной жизни, когда сильные средства, «тяжелая артиллерия» психологического воздействия применяется слишком часто – супруги, которые вполне могли договориться, в запале собственных ошибок вынуждены все-таки развестись. Приведем пример из консультативной практики.

Пример из практики

В консультацию обратилась уже известная вам приятная молодая мама Ирина А. с вопросом: «Как сказать моей 9-летней дочери о том, что мы с мужем собираемся разводиться?» Оказывается, женщина задавала этот вопрос почти всем: собственному мужу, свекрови, свекру, своим родителям, коллегам, подругам, родителям подруг. В чем же дело? Супруги прожили 10 лет в согласии и любви. Однако в последний год между ними стало расти непонимание и неприязнь, участились взаимные упреки. Ирина нередко спрашивала дочку, часто в присутствии папы, а еще лучше – при родственниках: «Кого ты больше любишь? Папу или маму? А с кем бы ты хотела жить, когда мы разведемся?» Мудрый ребенок сделал свой выбор, ответив: «С бабушкой». К моменту обращения Ирины А. в консультацию муж регулярно задерживался на работе, чего не случалось раньше, и Ирина подозревала возникновение у него стабильной привязанности вне дома. Что же касается ребенка, то ссоры между родителями, напряженное молчание, услышанные невзначай мамины рыдания по телефону, странные вопросы подрывали устойчивость психики девочки, привели к неуверенности и страхам. Сильнее всего это проявилось в школе: хорошо учась, девочка боялась любой неудачи и переживала ее как трагедию. Неудачно ответила на уроке английского – стала стесняться отвечать и поднимать руку вообще. Дома участились капризы – чтобы привлечь внимание занятых собой взрослых, ребенок постоянно плакал и капризничал.

Приведенный случай – пример полной психологической неграмотности молодой мамы. На просьбу назвать точную дату развода Ирина ответила: «А мы вообще не собираемся разводиться!» Каковы же реальные причины обращения к психологу? Снимая с себя ответственность за ситуацию, вышедшую из-под контроля, апеллируя к авторитету психологии, Ирина хотела, чтобы широкая общественность и наука повлияли на ее в общем-то неплохого мужа. Чтобы он никуда не уходил, а был просто пристыжен, и семья стала еще крепче.

Какую цель преследовала мама, ставя в известность о семейных разногласиях такое количество людей? Конечно же, не благо ребенка. В данном случае все близкие спешили на помощь распадающемуся браку. Мать и свекровь не бездействовали. Одни читали ей лекции, другие причитали, – все для блага дочки. Но подумайте, какая травма для ребенка – выбирать между двумя близкими существами, неразделимыми мамой и папой. А мама никого и не собирается делить: эта «тренировка развода» — один из методов воспитания мужа.

Нартова-Бочавер С.К. и др. Ребенок в карусели развода / С.К. Нартова-Бочавер, М.И. Несмеянова, Н.В. Малярова, Е.А. Мухортова.

Подраздел: Ребенок в карусели развода

Похожие материалы в разделе Психотерапия:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *