Психология ребенка ↓

Родные и неродные дети

Когда я второй раз выходила замуж, то сразу предупредила мужа, чтобы он моего ребенка пальцем не трогал и не вмешивался в его воспитание. Прошло уже три года, живем мы нормально, только сын до сих пор Сергея дядей зовет и вроде как побаивается его, хотя обижать его никто не обижает.

Моя первая жена умерла от рака. Я с двумя детьми на руках остался. Одному четыре, другой три года было. Ну куда я с ними? Женился через полгода. Хорошая попалась женщина и детей любит. А жаловаться мне начинает на их проказы, что не слушаются ее, сразу говорю:
«Разбирайтесь сами. Ты знала, на что шла».

Расписались мы больше года назад. Он вдовец, с дочкой остался, и я тоже, как говорят, с прицепом. На свою-то и прикрикнешь, бывает, и подхлопнешъ, все ничего. А тут, думаешь, скажут, неродная, вот и обижают. Или свекровь придет, слезу пустит, заголосит: «Сиротиночка ты моя!» В общем тяжело приходится девочке, не привыкнет никак. И отец лишний раз не приласкает. Хочется с ней no-хорошему, а своя дочка ревнует.

Психологи свидетельствуют, что в Соединенных Штатах 80% родителей занимаются воспитанием неродных детей. У нас эта цифра пока не так велика, но число семей, где воспитанием подрастающего поколения  занимаются не только биологические родители, но отчимы, мачехи, родители-усыновители и опекуны, неуклонно растет.

Желание взрослых после неудавшегося брака или в случае смерти одного из супругов снова найти свое счастье, зажить полнокровной семейной жизнью вполне понятно. Пока дети малы, то их интересы и резоны в расчет, как правило, не берутся. Родители полагают, что привыкнуть к новому члену семьи малышам не составит большого труда. Став взрослым, человек оказывается не в состоянии вспомнить лицо рано умершего отца или матери. Иногда ребенку даже долгое время не сообщают о постигшей семью утрате. Но, осознав ее, малыш очень ревностно начинает относиться к соблюдению живущим родителем его отцовских или материнских обязанностей.

Если женщины-матери могут сознательно решиться обречь себя на одиночество, руководствуясь интересами ребенка, то мужчины-отцы, овдовев, обычно в достаточно короткое время приводят в дом «вторую маму». Проблемы, с которыми чаще всего обращаются к психологам так называемые мачехи, заключаются не в том, что они не способны полюбить чужого ребенка, а в страхах перед отрицательными оценками их поведения в роли матерей со стороны окружающих. Родственники мужа, соседи, супруг — все наделяются чертами судий, в каждую минуту готовых вынести им беспощадный приговор. Эти страхи заставляют женщин отказываться от естественных и привычных для них форм поведения и толкают их на показное заигрывание с неродным ребенком. Дошкольники же, обладая обостренной интуицией, моментально чувствуют малейшую фальшь. Они держатся особняком, проявляют настороженность, а порой «выпускают когти» — стремятся досадить, причинить душевную боль, учинить какую-нибудь каверзу. Таким образом, и их поведение не облегчает жизнь новым мамам.

Чтобы быстрее и легче преодолеть эти страхи, установить нормальные отношения с неродными и своими собственным детьми, лучше сразу изменить установку на взаимодействие с ними. Раз вы входите в семью, то все члены ее становятся вам родными. И любить их надо такими, какие они есть. А самое главное, не терять веры в то, что и они полюбят вас такой, какая вы есть.

Пагубной для взрослых и детей становится договоренность о невмешательстве нового члена семьи в вопросы воспитания детей от предыдущего брака, а тем более деление их на «твоих» и «моих». Давно доказано, что прочность семейного союза, психологическое благополучие его участников во многом определяется скоростью отказа супругов от использования категорий «я», «мое» и переходом к местоимениям «мы» и «наше». Взрослый человек, вынужденный сдерживать свои искренние эмоции, рано или поздно сорвется. Хорошо, если срыв этот произойдет не на ребенке. В противном случае на его защиту бросятся другие члены семьи, и скандал приобретет всеобъемлющий характер. Малыши, защищаемые «заботливыми» мамами или бабушками, чувствуют свою безнаказанность. Это толкает их на совершение еще более дерзких поступков. Но одновременно они в глубине души ощущают свою отдельность, отчлененнсть от семьи, а иногда и ненужность родителям. Желание изменить эту ситуацию, удержать внимание взрослых на своей персоне толкает их на все более злобные выходки. Прислушайтесь, сколько тоски и разочарования звучит в словах шестилетнего мальчика, обронившего такую фразу в разговоре с дворовым приятелем: «Тебе хорошо, тебя твой папка ругает и лупит, а меня дома пальцем не трогают, что ни сделаю, как не замечают…».

Объединившись в новую семью, и взрослые, и дети нуждаются в поддержке и понимании друг друга. Деланная веселость есть ни что иное, как хорошая мина при плохой игре. Создание прочного семейного союза дело далеко не простое, и тут всем приходится нелегко. Поэтому небесполезно будет сказать ребенку, что вы понимаете, как ему грустно, как трудно привыкать к новым людям. Напомните ему, что и на него вы возлагаете те определенные надежды в установлении семейного мира, что и от его усилий зависит нормализация психологической атмосферы в доме. Упрекать же детей  в черствости и неблагодарности — значит еще больше ранить их души, заставлять страдать не только от понесенной утраты или вынужденной разлуки, но и от сознания непонятости родными, их толстокожести. Подобные переживания могут стать толчком к формированию в ребенке замкнутости и общей озлобленности на долгие годы совместной жизни.

Дети дошкольного возраста, конечно, нуждаются в опеке со стороны родных, но не только в ней. Эмоциональный контакт, общие радости и горести позволят почувствовать и маленьким, и взрослым, что понятие «неродные» ушло в далекое прошлое. Поэтому не правы те, кто своей единственной обязанностью считает заботу о материальном благополучии малыша, его здоровье и соблюдении внешних приличий. Не бойтесь показаться слабыми, раскрыть свою душу маленькому человеку, и тогда наверняка вы будете вознаграждены ответным доверием и привязанностью с его стороны.

Еще один аспект этой проблемы состоит в урегулировании взаимоотношений детей от разных браков. Дело не только в том, что у ребят не было времени хорошо узнать друг друга, или в чувстве ревности к своим родителям. Дошкольники достаточно быстро привыкают к своему новому положению и даже радуются появлению еще одного брата или сестры. Обществом мам и пап они готовы довольствоваться лишь в короткие часы вечерних сборищ семьи за ужином или у телевизора. Совместная жизнь и быт позволяют детям сдружиться, проникнуться доверием друг к другу. А вот вмешательство посторонних взрослых часто может оказаться весьма и весьма пагубным. Посещение недавно образовавшейся бабушками, тетями, дядями, приятелями и сослуживцами родителей, как правило, сопровождается множеством вопросов, зачастую неэтичных, способных причинить боль, вызвать непредсказуемые формы поведения со стороны детей.

Поэтому какое-то время лучше быть осторожными в смысле широты социальных контактов. Хотя полная замкнутость, уединенный образ жизни и могут показаться кому-то неуместными, но лучше получить выговор от приятеля, чем причинить ненужные мучения своим близким, членам своей новой семьи. Не случайно ведь молодоженов принято отправлять в свадебное путешествие, подальше от всех любопытствующих взглядов. И делается это не только ради плотских утех, но ради формирования стабильных, прочных связей, основанных на понимании и уважении интересов обеих сторон. Так почему бы ни прибегнуть к подобному способу и в данном случае, когда складываются отношения уже не двух, а трех, четырех, пяти людей, желающих стать поистине родными друг для друга.

Похожие материалы в разделе Психология ребенка:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *