Люди разводятся для того, чтобы не видеться друг с другом, поэтому основная проблема послеразводного периода – где и как вы будете жить? Проблема эта представляется особенно болезненной для россиян, тем более – москвичей, которые еще во времена М. Булгакова производили впечатление людей, испорченных квартирным вопросом. Действительно, ради квартиры (а совсем недавно и прописки) женятся, для дополнительного метража заводят детей, и поэтому развод меняет очень многое в образе жизни людей. Перспектива бездомности нередко помогает сохранить семью. Меняя же место жительства, разбегающиеся члены семьи приобретают новых знакомых, начинают пользоваться другими магазинами, ребенок идет в другую школу, а родители начинают добираться до места работы новым путем. Каковы психологические последствия разъезда для ребенка? Обратимся к живым примерам.

Примеры из практики

Случай первый. Коля М., 12 лет – вполне адаптированный подросток, родители которого давно развелись. Мама вышла замуж второй раз, родила сестру, которую он нежно любит и провожает в школу. Родители продолжают общаться, а значительное количество времени мальчик проводит у бабушки с дедушкой. Друзьям и преподавателям дается три номера телефона – бабушки с дедушкой, мамы и папы. По всем номерам охотно отвечают и всегда говорят, где можно разыскать Колю. Однако это не означает, что он сам полностью определяет свой распорядок жизни: зная, что ему везде рады, он тем не менее придерживается указаний, данных ему взрослыми. Он знает заранее, где и как проведет неделю. Общение с мальчиком и его школьные успехи подтверждают, что он совершенно благополучен с точки зрения своего психологического состояния. За рубежом этот случай имеет несколько иное воплощение: можно по взаимной договоренности родителей жить с ним по очереди в его собственной квартире, что также не возбраняется психологами.

Случай второй – история 13-летнего Мити П., мама которого обратилась в психологическую консультацию за советом: мальчик прогуливает уроки и несколько раз воровал деньги. При последующих расспросах выясняется, что деньги украдены у отчима, в доме которого, вместе с неродными бабушкой и дедушкой, а также семьей его сестры проживает мальчик. Когда же он прогуливает уроки, то едет к родному отцу или родной бабушке (маме матери), где его охотно принимают. Мальчика наказывают, запрещая ему эти поездки. На вопрос психолога: «Не кажется ли вам, что ваш сын живет на чужой территории?» мама отвечает: «Да, но я и сама – тоже на чужой территории». Очевидно, что такое положение дел чревато тяжелыми нарушениями душевного равновесия мальчика, который вплотную подошел к противоправному поведению.

Случай третий – история 8-летней Анечки Ш., родители которой после развода не смогли мирно договориться о том, кто будет воспитывать дочь. В результате ее «выкрал» отец, взявший на себя основные обязанности по уходу за ребенком. Он препятствует встречам девочки с матерью и бабушкой, а учителя с сожалением отмечают понижение школьной успеваемости девочки, приступы депрессии, рассеянность на уроках. Это решение тоже нельзя считать вполне грамотным, хотя по внешним признакам девочка выглядит вполне благополучной: она физически здорова, хорошо одета, посещает школьные кружки.

Случай четвертый – 16-летняя Ксюша П., родители которой развелись двенадцать лет назад. Но то ли намерения их были не вполне серьезны, то ли они не смогли поменять квартиру, однако факт остается фактом: все эти годы они живут в одной квартире. При этом папа и мама (с которой и живет девочка) врезали в свои комнаты замки, превратив таким образом квартиру в коммуналку. Кухня поделена на две части; несмотря на маленький размер, в ней два холодильника. Раньше и папа, и мама приводили в квартиру новых партнеров, «выставляя» девочку на улицу или к соседям. Теперь это в прошлом, но и семья не восстановилась. Девочка плохо учится, ни папа, ни мама не являются для нее авторитетом. Можно предположить, зная круг ее общения, что у нее будут проблемы с созданием собственной семьи. Несмотря на достаточность общения с обоими родителями, такой вариант развода также нельзя назвать благополучным.

Все эти легко узнаваемые примеры подтверждают тот факт, что не метраж определяет психологический комфорт ребенка, а семейный климат и те отношения, в которые ребенок оказался включен не по собственной воле после развода родителей. Что же означает чувство дома для ребенка?

Нартова-Бочавер С.К. и др. Ребенок в карусели развода / С.К. Нартова-Бочавер, М.И. Несмеянова, Н.В. Малярова, Е.А. Мухортова.

Подраздел: Ребенок в карусели развода

Похожие материалы в разделе Психотерапия:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *