Учение имеет место там, где действия человека управляются сознательной целью усвоить определенные знания, навыки, умения, формы поведения и виды деятельности.

Отсюда видно, что учение является специфически человеческой деятельностью. У животных возможно лишь научение. Да и у человека учение возможно ступени, когда он овладевает способностью регулировать свои действия сознаваемой идеальной целью. По-видимому, эта способность достигает достаточного развития лишь к 4-5 годам, формируясь на базе предшествующих видов поведения и деятельности – игры, речи, практического поведения и др.

Что же это за деятельность?

Первый возможный ответ очень прост. Любая деятельность – это совокупность каких-то физических действий, практических или речевых. Следовательно, и научение совершается путем выполнения человеком различных действий: движении, письма, речи, работы и т.д. Плавать человек научается плавая; мыслить – рассуждая, решая задачи; писать – практикуясь в письме и т.п.

Однако опыт школы свидетельствует, что и без активной внешней деятельности, просто молча и неподвижно сидя, глядя, слушая, люди тоже могут научиться. Причем порой совсем неплохо. Это подтверждается и специальными опытами.

Итак, внешняя деятельность, точнее двигательная активность, вовсе не связывается обязательным условием научения. В одних случаях она, по-видимому, играет важную роль. Например, для усвоения двигательных навыков (письмо, речь, плавание, рисование, управление машиной). В других – не имеет особого значения. Например, для запоминания слов или текста, решения математических задач, сочинения текстов, узнавания а различения предметов и их свойств.

Итог неожиданный и тревожный. Если учение – это деятельность, то, как же деятельность может осуществляться без деятельности? Это кажущееся противоречие возникает в американской психологии учения, потому что большинство ее представителей неправильно понимают активность. Будучи бихевиористами, они под активностью понимают лишь наблюдаемое поведение, т.е. в конечном счете движения, совершаемые учащимся. Нет движений, значит нет активности, нет деятельности.

Глубокие исследования отечественных психологов показали, что кроме практической деятельности человек (и многие высшие животные) способен осуществлять еще особую – гностическую деятельность (от греческого «гнозис» – знание). Цель этой деятельности – познавание, т.е. сбор и переработка информации о свойствах окружающего мира.

Гностическая деятельность, как и практическая, может быть внешней (ощупывание, перемещение вокруг предметов, манипулирование ими, разрушение, соединение и т.д.). Но в отличие от практической деятельности она может быть и внутренней, или, по крайней мере, ненаблюдаемой.

Так, исследования В.П. Зинченко и других показали, что восприятие и особенно наблюдение осуществляются с помощью специальных перцептивных действий («перцепцио» – восприятие). Это – движения глаз по предмету, отбор ориентиров, конструирование образа и др. Исследования А.А. Смирнова, А.Н. Леонтьева и других показали, что запоминание реализуется путем специальных мнемических действий («мнемос» – память). К ним относятся, например, упорядочение и организация материала, выделение в нем смысловых ориентиров и связей, установление его связей с прошлым опытом или знаниями, называние и означивание, схематизация и повторение и др. Исследования С.Л. Рубинштейна, А.Н. Леонтьева, Ж. Пиаже, П.Я. Гальперина, Н.А. Менчинской и других обнаружили, что мышление заключается в осуществлении ряда умственных действий, или интеллектуальных операций: анализа и синтеза, отождествления и различения, абстрагирования и обобщения, ориентировки и селекции, классификации и сериации, кодирования и перекодирования и др.

Итак, пока что во всех достоверно известных психологии случаях учение выражается в активной гностической деятельности и основывается на ней. Правда, во многих случаях эта деятельность может быть внутренней.

Подраздел: Хрестоматия по возрастной психологии

Похожие материалы в разделе Хрестоматия:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *