ИЛИ И  

 

загрузка...

база данных психологов
Вас у нас еще нет?


психологи в базе данных сайта psylist.net

создайте свою персональную страницу


Тест на знание цитат из сериала «Реальные пацаны»


комментарии к тестам

Чанель  22.02.2017
норм
Вопросы по психологии?
найди ответ,задай вопрос

раздел Вопросы и Ответы

вопрос без ответа

ревность

знаешь ответ? подскажи!

случайный анекдот

Если бы врачам платили за результат, а не за лечение, то здоровых людей было бы намного больше.
тесты знаний

  • Технологии эффективного общения и рационального поведения в конфликте
  • М.Е. Салтыков-Щедрин «Повесть о том, как один мужик двух генералов прокормил», «Дикий помещик»
  • Биология 10 класс
  • Психологическое исследование жизненных ситуаций
  • Экология 4 класс

  • он-лайн тесты

  • Тест Кем вас считает ваш ребенок?
  • Тест Кем вы были в прошлой жизни?
  • Тест Ваши шансы похудеть
  • Тест Есть ли у вас склонность к языкам?
  • Тест Лидер ли Вы?
  • Тест Готовность ребенка к школе
  • Тест «Какой ты кролик?»
  • Тест «Как улучшить вашу интимную жизнь?»
  • Тест Вы склонны к одиночеству?
  • Тест Какой у тебя характер?
  • Тест Язык нашего тела
  • Тест Внезапное увольнение
  • Тест «Настоящий ли вы друг?»
  • Тест Как настроение?
  • Тест Умеете ли вы отдыхать

  •  



     

    загрузка...

    Стадии процесса недирективной игровой терапии

    Продолжительность недирективной игровой терапии зависит от индивидуальности каждого ребенка. Основное, на что здесь обращается внимание, – это прохождение ребенком стадий терапевтического процесса. Различные игровые терапевты определяют их по-разному. Например, К. Мустакас описывает следующие стадии:

    1. Негативные чувства, которые выражает ребенок в различных играх.
    2. Амбивалентность чувств, общая тревожность и враждебность.
    3. Прямые негативные чувства, направленные против родителей, братьев и сестер, других людей или выраженные в особых регрессивных формах.
    4. Амбивалентные чувства, позитивные или негативные к родителям, братьям и сестрам и другим людям.
    5. Ясные, четкие, реалистически негативные или позитивные установки, при этом в игре доминируют позитивные установки.

    По мере своего развития в процессе игротерапии ребенок проходит все эти стадии, из которых каждая в той или иной степени соответствует одной из сессий.

    В одном из наиболее полных исследований недирективной игровой терапии С. Хендрикс дает такое описание поведения ребенка на протяжении всего терапевтического процесса:

    1 – 4 занятия. Ребенок проявляет любопытство, углубляется в бессистемную исследовательскую и творческую игру, делает простые информационные замечания, одновременно выражает радость и тревогу.

    5 – 8 занятия. Ребенок продолжает исследовательскую бессистемную игру, по-прежнему выражает радость и тревогу, однако возрастает общая агрессивная направленность, очевидны спонтанные реакции.

    9 – 12 занятия. Появляется игра, направленная на установление отношений, возрастает вербальное взаимоотношение с терапевтом, доминирует радость, ребенок дает больше информации о себе и своей семье.

    13 – 16 занятия. Преобладают творческие игры и игры на установление отношений, доля агрессивных игр уменьшается, возрастают случаи выражения различных эмоций.

    17 – 20 занятия. Преобладают сюжетно-ролевая и ролевая игры, продолжается построение отношений с терапевтом, по-прежнему доминирует радость, ребенок продолжает сообщать сведения о себе и своей семье.

    21 – 24 занятия. Преобладают игры, направленные на построение отношений, возрастает количество игр с изображением несчастных случаев.

    Следующее крупное исследование процесса игровой терапии выполнила К. Уйти. Она описала следующие особенности поведения детей:

    1– 3 занятия. Ребенок проверяет, как терапевт относится к его действиям, проявляет вербальную, невербальную и поисковую активность, демонстрирует высокий уровень тревожности.

    4 – 6 занятия. Исследовательская активность снижается, достигают пика агрессивные игры и голосовые эффекты.

    7 – 9 занятия. Снижаются агрессивные проявления, преобладает творческая игра, пик вербальной информации о доме, себе, семье.

    10 – 12 занятия. Максимального развития достигают игры по установлению отношений.

    13 – 15 занятия. Достигают максимума бессюжетные игры и невербальное выражение гнева, увеличивается количество вербальных взаимодействий.

    Как уже отмечалось выше, в процессе игровой терапии каждый ребенок проходит все сессии, количество занятий в каждой сессии индивидуально. Лишь при профессиональной работе психолога ребенок не задерживается ни на одном из этапов и происходит развитие.

    В ходе коррекционной работы нам удалось проанализировать изменение поведения тревожных детей на занятиях по сессиям в процессе недирективной игровой терапии.

    Стадии изменения поведения тревожного ребенка в процессе недирективной игровой терапии

    В ходе первой сессии (3—4 занятия) у детей наблюдается исследовательская, бессистемная игра, в которой они соотносят свои действия с реакцией психолога. При этом они демонстрируют высокий уровень тревожности. При правильной реакции психолога и четком следовании установленным правилам и ограничениям ребенок переходит к следующей сессии.

    Пример 8

    В игровой комнате – Саша, 6 лет, суетливый, высокотревожный ребенок. На первом занятии часто спрашивает, правильно ли он делает, и внимательно следит за реакцией психолога. Психолог несколько раз отвечает: «Как хочешь», а затем чередует игнорирование с напоминанием того, что он уже отвечал на задаваемый вопрос.

    На протяжении двух последующих встреч Саша занимается только тем, что еще чаще спрашивает разрешения и просит одобрения. К концу третьего занятия превращает все в игру, каждую секунду спрашивая «Так?», даже если ничего не делает. Психолог игнорирует вопросы, продолжая наблюдать за ребенком.

    Саша (делает вид, что не замечает психолога, потом резко оборачивается). А-а, ты смотришь на меня, смотришь!

    Психолог (спокойно). Да, я смотрю на тебя.

    Саша спокойно начинает играть.

    В приведенном примере в течение трех занятий ребенок утверждался в том, что внимание взрослого не связано с контролем над его поведением. Верная тактика психолога, терпение и безоценочное отношение помогли снизить тревогу, связанную с попаданием ребенка в новую ситуацию взаимодействия. Однако снижение так называемой ситуативной тревоги не означает достижения целей игрового процесса в целом. Первые успехи лишь позволяют ребенку перейти на другой уровень отношений в игровой терапии, что является признаком перехода к следующей сессии.

    В ходе второй сессии (2– 4 занятия) продолжается бессистемная, отрывочная игра, но происходит общее снижение исследовательской активности, зато повышаются агрессивные проявления, особенно в случаях настойчивого выпрашивания у психолога оценки своих действий и результатов деятельности. Именно на этом этапе встречаются дети, которые выражают желание прекратить процесс игровой терапии.

    Пример 9

    В игровой комнате – Маша 5 лет, демонстративный, высокотревожный ребенок. Ориентируется на невербальную реакцию психолога. Несколько раз пытается начать сюжетную игру с разными игрушками. Останавливается на кукле. Начинает одевать ее, вдруг раздражается, бьет куклу, наказывает, наблюдая за реакцией взрослого. Получая минимум оценочной информации, начинает нервничать и капризничать.

    Маша (демонстративно садится на кресло). Мне здесь не нравится.

    Психолог. Я вижу, что тебе здесь не нравится.

    Маша. Отведи меня обратно в группу.

    Психолог (смотрит на часы). У тебя есть еще 20 минут.

    Каждое занятие длится от 30 до 40 минут, и этого времени необходимо строго придерживаться. Поздний или ранний уход из игровой комнаты входит в систему ограничений, приведенную ниже.

    Маша. Тогда я не буду играть.

    Психолог. Как хочешь.

    Маша. Я хочу в группу.

    Психолог. Я понимаю, что ты хочешь в группу, но у тебя еще осталось время, и мы будем в игровой еще 20 минут.

    Затем следует стандартная работа с установлением системы ограничений, приведенной ниже.

    Благодаря верной реакции психолога и четкой постановке запретов у ребенка не только снижаются агрессивные проявления, но и появляются предпосылки к положительному отношению к психологу и дальнейшему построению процесса взаимодействия. Однако критерием перехода к занятиям следующей сессии является не столько положительные эмоции по отношению к психологу (они могут не проявляться), сколько постепенный уход от манипулятивных, бессистемных игр.

    Третья сессия (3 – 5 занятий) характеризуется уменьшением бессистемных и агрессивных игр, попытками ребенка установить отношения с психологом, при этом ребенок выдает наибольшее количество вербальной информации о себе. Именно здесь психолог может определить причины высокой тревожности у ребенка, возможные направления работы и, при необходимости, дополнительные методы взаимодействия с ребенком вне данного вида игровой терапии.

    Пример 10

    В игровой комнате – Даша, 6 лет, неуверенный в себе, высокотревожный ребенок. Собирается играть с семьей Барби в дочки-матери.

    Даша. Это мама... Это дочка. (Обращаясь к психологу.) А у тебя есть дочка?

    Психолог. Нет.

    Даша. А почему?

    Психолог. Зато у меня есть мама.

    Даша. У меня тоже есть мама.

    Психолог. Да. У тебя есть мама.

    Здесь мы видим попытку ребенка установить более тесный контакт со взрослым. Именно в таких ситуациях ребенок часто задает прямые, конкретные вопросы на интересующую его тему. Поэтому психологу нужно уметь уходить от ответа, но не оставлять его вообще без внимания. Удачный уход от точного ответа все же воспринимается ребенком как ответ и не зацикливает его на «запретных» темах. Обычно родители в подобных ситуациях одергивают ребенка и говорят что-то вроде: «Такое спрашивать у чужих людей нехорошо», «Как тебе не стыдно!», «Об этом спрашивать нельзя» и т. д. Непосредственное поведение дошкольника не позволяет ему понять, что же именно он сделал не так. Поэтому нередко приходится слышать от детей: «А что я такого сказал?», «А почему нельзя спрашивать?», «Мам, а почему у Марии Ивановны нет детей?» и т.д. Реакция психолога должна отличаться от реакции родителей. Игротерапевт должен научиться владеть своими эмоциями и, не показывая, что его что-то смутило или обидело, спокойно найти ответ на заданный вопрос. Если психолог дает ответ в духе стандартной «родительской» реакции, то у ребенка, наряду с чувством непонятности, возникает фрустрация и происходит подкрепление высокого уровня тревожности. Как показала практика, игнорирование психологом подобных вопросов в одних случаях приводит к реакции упорного выспрашивания со стороны ребенка, а в других – также усиливают фрустрацию и повышают тревожность.

    При профессиональном ведении процесса игровой терапии в рамках этой сессии ребенок не только устанавливает отношения с психологом, но и в игре дает информацию о себе.

    Пример 11

    Даша. Давай я буду мама (берет куклу-маму), а ты будешь Дочка (протягивает психологу куклу-дочку).

    Психолог. Хорошо. Я дочка, ты моя мама. Что мне делать?

    Даша. Ты проснулась утром и плачешь. Плачь.

    Психолог (изображает, что плачет. Дальше шепотом). А почему я плачу?

    Даша (психологу, шепотом). Ну, ты в садик идти не хочешь. Плачь, плачь дальше.

    Даша (громко, обращаясь к кукле-дочке). Чего опять ревешь? Все равно отправлю в садик. Будешь вот орать – я тебя там насовсем оставлю! Быстро одевайся. Я на работу опаздываю!

    Психолог (шепотом). Дальше мне что делать?

    Даша (шепотом). Одевайся и хныкай.

    Психолог (шепотом). Как это – хныкать?

    Даша (шепотом, психологу). Ну, это как плакать... Ну только когда мама рядом.

    Даша (громко, обращаясь к кукле-дочке). Ты что, до сих пор не оделась? Что за бестолочь! Я же тебе говорю – я опаздываю. Ты что, мне назло?

    Поведение ребенка в приведенном примере дает возмож ность сделать предположение о причине возникновения у него высокого уровня тревожности. В таких случаях бывает эффективным включение в игровой процесс матери. Ей предлагается сыграть с ребенком в ту же игру в роли куклы-дочки. Часто это становится единственной более или менее безобидной и социально приемлемой формой «обвинения» родителей в недопустимом поведении. Нередко сами родители без дополнительных комментариев психолога понимают истинный источник проблем и становятся участниками психокоррекционного процесса. Однако даже при параллельном проведении терапии детско-родительских отношений нельзя говорить о завершенности процесса игровой терапии.

    В ходе четвертой сессии (3 – 4 занятия) максимально развиваются игры на установление отношений, преобладают сюжетно-ролевые игры, достигает максимума выражение чувств, особенно гнева. Наблюдается увеличение тревожности. При неправильной реакции психолога у детей вновь появляется желание выйти из игровой терапии. При верной реакции, наоборот, усиливается процесс построения отношений с психологом.

    Повышение уровня тревожности прежде всего может быть связано со страхом ребенка потерять установившиеся отношения из-за прекращения процесса игротерапии.

    Пример 12

    В игровой комнате – Рома 6 лет, замкнутый, высокотревожный ребенок. Рисует за столом фломастерами. Вдруг прекращает рисование.

    Рома. А я всегда буду сюда ходить?

    Психолог. Пока – да.

    Рома. А когда я приду в следующий раз?

    Психолог. Как всегда – в пятницу.

    Рома. В пятницу – это хорошо.

    Даже при условии неточного представления ребенка о днях недели твердый и спокойный тон психолога и постоянное сообщение ему в конце каждого занятия о дне следующей встречи вызывают чувство некоторой безопасности. Для усиления этого ощущения у ребенка необходимо назначать сеансы в одни и те же дни недели и желательно в одно и то же время. По возможности психологу нужно избегать переноса или отмены занятий. Причем в период нахождения ребенка в рамках четвертой сессии любые изменения приведут к повышению уровня беспокойства, тревожности, что может фактически перечеркнуть все достижения ребенка, возникшие у него за период предыдущей работы в процессе игровой терапии.

    Пятая сессия (3 – 4 занятия) характеризуется преобладанием игр, направленных на построение отношений с психологом, увеличивается число вербальных взаимодействий.

    Здесь основным показателем завершенности процесса игровой терапии может стать снижение уровня тревожности у ребенка и перенос им полученного навыка установления отношений из игровой в реальную жизнь.

    В том, что продвижение в процессе игротерапии действительно имеет место, можно убедиться, тщательно отмечая случаи такого поведения, какое, по мнению психолога, в его отношениях с ребенком происходит впервые. Вторая характеристика, которая позволяет понять внутреннюю эмоциональную динамику ребенка – это развитие сюжетов, которые возникают в его игре (особенно если эти сюжеты повторяются на протяжении нескольких занятий). Тогда прекращение отыгрывания данного сюжета может быть сигналом к тому, что ребенок сумел эмоционально переключиться.

    Оценивая эффективность игротерапии как формы коррекции развития, Лэндрет предлагает руководствоваться двумя критериями:

    1. необходимостью спецификации зон сенситивности к коррекционному воздействию игротерапии, то есть выделение тех аспектов и сторон психического развития ребенка, по отношению к которым следует признавать положительный эффект игротерапии;
    2. стабильностью и устойчивостью эффекта игротерапии по отношению к определенным выборкам и времени сохранения эффекта.

    Поскольку в недирективной игровой терапии терапевтические отношения обращены на ребенка, а не на решение конкретной проблемы, то бывает достаточно сложно определить количество занятий и момент прекращения всего процесса. Очевидно, что эффективность игротерапии оценивается различными терапевтическими направлениями исходя из соответствующих представлений о закономерностях и сущности психического развития ребенка. Так, аналитическое направление усматривает достижение коррекционных целей в укреплении Эго и чувства «Я», в открытии и утилизации символических каналов сублимации и реализации трансфера. Терапия, центрированная на ребенке, и терапия отношений видят прогресс в увеличении общего количества и пропорций положительно окрашенных самооценок и отношений к себе. В том и в другом случае положительные личностные изменения и сдвиги в самосознании ребенка обнаруживаются в положительной коррекции эмоциональных состояний ребенка и в определенной последовательности этапов его эмоционального роста. В обобщенной форме эта последовательность выступает как движение от первичной недифференцированности и диффузности чувств, выражаемых в детской игре, к ясно выраженным реалистическим дифференцированным положительным и отрицательным отношениям к людям с явным преобладанием позитивно окрашенных чувств. Промежуточными этапами в данном движении выступают стадия амбивалентности чувств с преобладанием тревоги и враждебности к миру и стадия направленных чувств с некоторым преобладанием негативных установок.

    М. Хаворт предлагает четырнадцать параметров, по которым психотерапевт может определить готовность ребенка к завершению процесса игровой терапии.

    1. Уменьшение зависимости от терапевта.
    2. Уменьшение интереса к вопросу прихода других детей в игровую комнату.
    3. Умение ребенком видеть и принимать как хорошее, так и плохое в одном человеке.
    4. Изменение отношения ребенка ко времени.
    5. Изменение отношения ребенка к уборке комнаты.
    6. Принятие ребенком самого себя.
    7. Сравнение своего прошлого поведения с настоящим.
    8. Изменение качества и количества вербализаций.
    9. Уменьшение агрессии, направленной на игрушки или выражаемой через них.
    10. Принятие ограничений.
    11. Изменение формы художественной экспрессии.
    12. Уменьшение потребности в инфантильной и регрессивной игре.
    13. Уменьшение количества символических игр и увеличение творческих, конструктивных игр.
    14. Снижение числа и интенсивности страхов.

    Цель пребывания терапевта в системе взаимоотношений с ребенком состояла в том, чтобы способствовать развитию ответственности ребенка за свои поступки, усилению его самости и возникновению побуждаемых изнутри перемен в ребенке. Факт прекращения игровой терапии означает прежде всего то, что ребенок больше не нуждается в указанных выше отношениях, ибо он изменился. О произошедших изменениях свидетельствуют следующие факторы:

    1. Ребенок менее зависим.
    2. Ребенок меньше смущается.
    3. Ребенок более открыто выражает свои потребности.
    4. Ребенок способен сосредоточиться на самом себе.
    5. Ребенок берет на себя ответственность за собственные чувства и поступки.
    6. Ребенок регулирует свое поведение.
    7. Ребенок в большей степени обладает внутренним контролем.
    8. Ребенок стал более толерантным к неожиданностям.
    9. Ребенок уверенно становится инициатором деятельности.
    10. Ребенок вступает в сотрудничество.
    11. Ребенок стал более регулятивно выражать гнев.
    12. Ребенок перешел от негативно-печальных эмоций к радостно-удовлетворенным.
    13. Ребенок в большей степени принимает себя.
    14. Игра ребенка приобретает направленность.

    В процессе коррекции тревожности мы определили дополнительные критерии завершения процесса игровой терапии, а именно:

    1. Снижение уровня тревожности у ребенка.
    2. Уменьшение количества обращений к психологу за помощью, советом.
    3. Уменьшение количества обращений к психологу за оценкой действий.
    4. Уменьшение проявления тревожного поведения за пределами игровой комнаты (в детском саду и/или дома).

    Завершение отношений терапевта с ребенком в игровой терапии необходимо проводить постепенно. Форма завершения зависит от опыта терапевта и от индивидуальных особенностей каждого ребенка. В некоторых случаях можно завершать отношения постепенно, превращая еженедельные встречи в ежемесячные. Но в любом случае начать процесс завершения необходимо на последних двух-трех сеансах, когда терапевт говорит ребенку, сколько еще раз тот придет в игровую комнату.





       ИЛИ И  
    Рейтинг@Mail.ru при использовании материалов сайта,
    активная ссылка на сайт http://psylist.net как на источник информации обязательна
    e-mail: qqqxx(гав)psylist.net
    © пси-шпаргалка 2004 - 2017г.